Skip to content

mainbanner2

Работай над собой и сделай счастливыми всех окружающих!

mainbanner3Секрет счастья давно известен.

Для того, кто желает обрести счастье и освободиться от всех страданий и тревог, древнее учение Вед раскрывает изначальное знание гармоничной жизни.

Начинай менять мир с себя.
Любовь ко всему мертвому

Когда возрастает влияние саттва-гуны, растет и сила праведников. Сростом влиянияраджа-гуны становятся сильны демоны. А когда набирает силу тама-гуна, с ней набирают могущество самые порочные люди.

Бхаг., 11.25.19

В книгах по глобальной экономике описывается деятельность настолько возмутительная, что их невозможно читать спокойно – думаю, здесь со мной согласятся многие. Большинство людей, слыша истории об экономике невежества, естественным образом испытывают раздражение и омерзение. Человек нравственный настолько далек от таких отвратительных мыслей и поступков, что подобные обвинения могут показаться ему надуманными и даже невероятными. Но горькая правда состоит в том, что эти злые дела продолжаются, и уже не одно столетие. Мы недоумеваем: как можно быть настолько жадным, если и так уже имеешь намного больше того, что можешь использовать? Неужели можно завидовать другим настолько, чтобы наслаждаться видом их страданий? И почему одни, такие как Стиглиц, видят результаты, к которым приводят подобные действия, и порицают их, а других, таких как уволивший его начальник, это совершенно не беспокоит? Как получается, что Перкинс или Бадху переживали сильнейшие угрызения совести за свою причастность к чужим страданиям, рабству и смертям и не могли больше выносить это, а многие другие, кто сменил их на посту или работал бок о бок с ними, не испытывали никаких трудностей? Как же так: такие, как Кейнс говорят: «Представьте себе, что хорошо – это плохо, а плохо – это хорошо», а такие, как Лиден, не только агрессивно навязывают свою волю другим, обрекая их на страдания, но и горят желанием делать это снова и снова? Разве это не злыдни, не демоны?

Некоторые считают идею «злого человека» пережитком прошлого, суеверием, давно отвергнутым современными «мыслящими» людьми. Но зачем же отвергать свою способность к различению? Не лучше ли попытаться понять истину – не теоретизируя в осуждение или одобрение каких-то поступков, а основываясь на принципе пхалена паричъяте – суждения по плодам? А плоды чересчур многих поступков на личном и мировом уровне, надо сказать, ужасны. Относя идею зла к мракобесию прошлого, мы рискуем не понять до конца наши собственные проблемы, а значит, не сможем и решить их. Не понимать зла весьма рискованно. Карл Юнг, один из тех, кто хорошо изучил человека, предостерегает нас: «Волк в овечьей шкуре рыскает вокруг и нашептывает нам, что зло есть всего лишь недоразумение, неверно понятое добро, действенное орудие прогресса. Мы думаем, что мир тьмы погиб навсегда, но никто не понимает, что яд источает сама душа человека» (К. Г. Юнг, «Архетипы и коллективное бессознательное»)

Давайте выбросим этот яд и посмотрим, не сможет ли мир тьмы пролить свет на наше убийственное поведение?

Любовь ко всему мертвому

Добро обычно определяют как то, что сохраняет или усиливает жизнь. Зло же есть энергия, направленная против жизни, или, иначе говоря, пристрастие к смерти. Одним из первых природу «злого человека» детально изучил немецкий психолог Эрих Фромм. К этому его подтолкнули поступки Адольфа Гитлера и членов правительства Третьего рейха. Он описывает три установки, направленные против жизни, которые в своих крайних, самых тяжелых проявлениях создают «синдром распада», представляющий собой «квинтэссенцию зла» и «в то же время самую тяжелую патологию и корень порочнейшей склонности к разрушению и бесчеловечности». Исследуя зло, мы рассмотрим две из этих установок: некрофилию и нарциссизм (Erich Fromm, The Heart of Man – It's Genius for Good and Evil, Harper & Rowe, NY, 1964, p. 37)

Некрофилию часто понимают как желание половых отношений с трупом либо же патологическое стремление находиться рядом с мертвым телом. Хотя и то и другое может быть частным случаем данного психоза, само по себе слово «некрофилия» шире по смыслу: оно означает «любовь к мертвому». С чисто психологической точки зрения некрофил – это тот, кого влечет и восхищает всё, что лишено жизни. Эта склонность может проявляться в разной степени. В качестве примера законченных некрофилов Фромм приводит Гитлера и его помощника Эйхманна, однако такое сознание отнюдь не является лишь достоянием постыдного прошлого, в той или иной степени оно наводняет весь мир. Большинство людей в нашем обществе испытывает привязанность к мертвым вещам, некрофилия пропитала его насквозь, причем в такой степени, что культура, от начала и до конца построенная на «мертвом», кажется нам нормальной, вполне в порядке вещей. Как же получилось, что культура смерти стала для нас столь привычной? Мы обусловлены – в этом ответ.

Кому-то мои слова могут показаться оскорбительными или попросту ошибочными. «Я НЕ ЛЮБЛЮ то, что мертво», – могут возразить они. Но давайте заглянем поглубже в свой внутренний мир, не будем торопиться с выводами, пока они основаны лишь на нашем собственном представлении о себе, но будем судить по плодам наших поступков, совершаемых нами как вместе, так и порознь. Если зло – это любовь к смерти, а не к жизни, значит, зло – это влечение к мертвым материальным вещам. Сказать: «Мы любим то, что мертво» – это по сути то же самое, что сказать, что мы живем в материалистическом обществе. Материя сама по себе мертва, с этим не поспоришь. А то, что современное общество в высшей степени, даже чрезвычайно, материалистично, – факт широко известный. Живым является дух. Давайте же рассмотрим нашу культуру с этой точки зрения.

Наше влечение и привязанность к материи привела к современной индустриальной экономике, которая производит на своих заводах столь дорогие нашему сердцу вещи: плееры, аудио-диски, DVD, телевизоры с плоским экраном, компьютеры, лодки, автомобили, лыжи, клюшки для гольфа, посудомоечные машины, бытовую технику, мебель, одежду и миллионы других товаров. Не поймите меня неправильно – я не говорю, что всё это не нужно или что эти вещи не делают нашу жизнь удобнее. Мы живем в материальном мире, и нам нужны материальные вещи. Речь не о том, что мы не должны ими пользоваться, а о том, какое значение мы им придаем и как мы их производим. На заводы поступают материалы, в сыром, необработанном виде, выходят они оттуда улучшенными, усовершенствованными. Но вот рабочие, проработав там 12, 15 или 18 часов, выходят оттуда же совершенно изможденными. По многу раз механически выполняя одно и то же действие, которое нельзя доверить машинам, они превращаются в настоящих зомби. Продолжать деятельность в таких условиях можно, только напичкав свой мозг возбуждающими веществами – алкоголем, кофеином, наркотиками. Зачем же мы подвергаем себя такой пытке? Дело в том, что мы живем в мире, в котором, просто чтобы выжить, нужно нечто искусственное – деньги, которые сами по себе как таковые бесполезны. Чтобы сэкономить деньги, мы подыскиваем товары подешевле, забывая при этом, что цена этой дешевизны – рабский труд людей по всему миру, цена очень высокая, хотя и скрытая. Покупая такие вещи, мы становимся важным вспомогательным элементом поддержания некрофилии в мировой экономике.

Эта мертвая материя, деньги, стала так называемой кровью жизни мировой экономики, без которой последняя «умирает», а вместе с ней – и многие люди. Весьма многозначительно! Эта «кровь жизни» искусственно создана кучкой людей, которая имеет власть над остальными. Функционирование экономики – загадочная и темная область, в которой ориентируются лишь немногие «профессионалы», не оставляя большинству людей никакой возможности как-то управлять своей жизнью и успехом (мы показали это в предыдущих главах). Такая сверхзависимость от милости других неестественна и противоречит естественному образу жизни, который связан непосредственно с землей. Дэвисон Бадху, Мишель Чоссудовский, Наоми Клейн и другие неопровержимо доказали, что современная экономика живет за счет страдания и смерти. Именно такой ценой создает она новые места и источники прибыли, хотя могла бы стать и нормальным средством поддержания жизни, если бы того захотели те, кто управляет деньгами.

 

Гуны и великие эпохи

Шри Кришна говорит в «Бхагавад-гите», что Он – время, самый могущественный из всех материальных элементов, поскольку никто не в силах избежать его влияния. Время невидимо и неощутимо. Однако оно несет всех живых существ, подобно ветру, носящему...

Зависть к себе – крайняя форма зависти

Только представьте себе! Вожделение может вырасти до таких размеров, что человек будет завидовать даже самому себе – то есть «себе» в истинном, духовном смысле. Не понимая своей подлинной, духовной природы, побуждаемые вожделением и завистью,...

Посторонние в нашем теле

Наше тело представляет собой оболочку, которая может принимать бесконечно разнообразные формы. В ведических «Пуранах» говорится, что душа может пребывать в 8 400 000 видах тел. Если мы принимаем как непреложную истину, что истинной сущностью...

Развитие зародыша от зачатия до родов

После образование зиготы и входа в нее души ребенка, начинается процесс роста и развития организма. Изменения происходят буквально каждый час, но мы остановимся только на тех глобальных изменениях, которые прослеживаются в течение каждого из...

Травы, принимаемые во время беременности

Основной интерес в рамках этой книги представляют травы, оказывающие влияние на лактацию, беременность и состояние женщины после родов.

Травы, принимаемые во время беременности. Аюрведические травы, относящиеся к этой категории, были описаны в...

[+]
  • Narrow screen resolution
  • Wide screen resolution
  • Auto width resolution
  • Increase font size
  • Decrease font size
  • Default font size
  • default color
  • hot color
  • natural color